Tags: Китай

С Васито

Про чай.

(законспектировано Дашей Трениной)

Про Китай и чай

Из беседы с одним учёным китайцем по имени Фен Тао я вынес следующие интересные моменты.

Китай. В китайском нет такого слова, местные называют его Жонгуо. Соответственно, Жон - китайский, Гуо - государство. Почему тогда Китай? Возможно это обрусевшее монгольское слово Хятад, то есть наши шли через Монголию и спросили местных:
- Что там за горой-то?
- Там, Хятад.
- Ну, Китай так Китай, ладно. А столица у них есть?
- Есть! Пекин, называется.
Так в русском языке появился Китай и Пекин.

Россия. Китайцы тоже не сидели на месте и решили двинуть на север, пошевелить медведя в берлоге, так сказать. Двинули они той же дорогой через Монголию. Переплыли речку, опа, а там суровые сибирские мужики и городок ими набитый. Мужики вышли, надавали тумаков за незаконный въезд с войсками и за потоптанный огород. Китайцы вернулись и спрашивают уже спокойных тихих монголов:
- Это что там у вас на севере?
Монголы захотели показать собеседникам своё владение китайским и сказали.
- Там Страна, Государствоооо!
Страна, как сказано было выше - это Гуо. Но сказать это монголы были не в состоянии, то ли от передоза кумыса, то ли из-за особенностей органов звукоизвлечения или просто собираясь с духом, но произносили перед этим громко Ы. Ну, как бы, «что там? эээ, страна». Получалось ЫГуо. В китайском «Ы» смягчилось по дороге на юг до «ё», ну как «ё» только без «й», мягкое такое «о». Но «ы» тоже сойдёт, понимают - проверял. Таким образом Россия по-китайский Ыгуо. А русский как человек - «ыжен» («жен» - человек). Всё русское начинается на «ы» там. Например, авто российского производства будет «ычёё» («ё» длинная в конце).

Чай. Как говорил учёный Фен Тао, русские пришли пешком или доступным в те времена наземным транспортом. Пришли, а там все заваривают листья с придорожных кустов и пью причмокивая.
- Цыке, -- ткнули пальцем в чашку русские мужики и нахмурили брови выражая вопрос. Они знали, что слово типа «это», произведёт должное впечатление.
- Ча, -- заулыбались осоловелые от жары китайцы.
- Чё?
- Нет, ча.
- Ну, чай так чай, -- решили русские мужики и набили этой травой мешок из под портянок, чтобы потом исследовать зелье подробнее дома.
В это время примерно, всякие прочие иностранцы за окном в Европу, которые были, гребли вовсю в Китай на лодках. Но догребли только до Кантона, а там не по-китайски говорят совсем, а по кантонски. А на том языке напиток назывался уже «та» или «тэ». Вроде как «та». Ну и в Европу он поехал уже как «тэ» и «ти» итп итд.
С Васито

На гору 大梧桐山 (Большой Вутонг).

IMG_1753.jpgВ воскресенье у меня случился выходной и я решил двинуть в горы. С морем здесь плохо, море далеко, пляжей мало, народу много и само море мутное и горячее. Поэтому в горы. Прямо в Шенжене есть гора 945м, называется Вутонг.

Вот ссылка на трек: http://www.gpsies.com/map.do?fileId=nehrkblmhnkrhmha
Высота: 867 метров (Высота с 78 метров в 945 метров)
Дистанция: 14,72 км

Collapse )

Поход очень понравился, хоть я и устал до изнеможения. Всяко лучше, чем спать и жрать - основной тип отдыха локалов. Хочу ещё, гор здесь много.
С Васито

Гнилые бобы.

В давние времена в одном китайском селе собрали урожай бобов. Хороший урожай, много славных бобов. Чтобы его не съели мыши, а всё досталось трудолюбивым крестьянам, всё собранное засыпали в бочку. Деревня была маленькая и бедная, бочку-то нашли, а крышку к ней нет. Выпив 米酒 (мидзю, рисовое вино, но на самом деле брага из рисового отвара) и обсудив планы на следующие дни, они пошли спать.
Погода стояла по-осеннему сырая, моросил дождик, утром трава была мокрая от росы. Все жители работали в поле собирая всё, что успело вырасти до наступления холодов. Когда холода всё же настали, селяне вспомнили про бобы в бочке, месяца два прошло уже. Староста заподозрил неладное сразу, как только взглянул на запасы: бочка до краёв была заполнена водой, эта вода была чёрного цвета и воняла как его портянки, бессменно служившие ему со дня сбора урожая бобов.
-- Ну-ка, Хули, посмотри что в бочке.
-- Там бобы, старейшина Сяояо, -- сказал юный Хули, зачерпнув рукой жижу из бочки.
-- Почему же они так пахнут и их не видно?
-- Сгнили, старейшина.
-- Что же мы будем есть зимой? -- хором спросили стоящие рядом тётушка Мэйхуй и хозяин единственного в деревне вола Феньхуй.
-- Мы же вырастили немного риса, -- подумал вслух мудрый Сяояо, -- Чёрная вода в бочке мне уже не кажется такой противной на вид, может она не столь ужасна и на вкус?
Смало зачерпнул из бочки в плошку с варёным рисом, что держал в руках и сунул в руки молодому Хули, -- Давай, ешь!
Юноша был самым голодным в посёлка и начал уписывать рис палочками, вынутыми из волос и державших их, чтобы не попадали в глаза.
-- Ну, как?
-- Мном-мном-мном, -- сказал Хули, продолжая быстро жевать, пока не отняли. О вкусе еды он в этот момент не думал, -- Немного солёное.
-- Это же прекрасно, -- нашёлся старейшина, -- Назовём блюдо "酱油 дзяньёу - соевый соус"!
-- Но почему дзяньёу? Это же вода какая-то? Дзянь - это соус, понятно, но ёу - это же масло.
-- Зато на нефть похоже. Большие белые люди узнают, что мы едим нефть и приедут нам устанавливать демократию, педерастию с содомией и объяснять либеральные ценности. Возможно даже не за наш счёт.
-- Ну, тогда ладно. Но что делать с этой вонючей коричневой жижей на дне бочки? Бобы совсем раскисли. Хули, иди сюда, паршивец. Ну-ка ешь это!
Молодой Хули уже поел рисовую кашу и слегка осоловел от сытости. От предложенной ему миски с дурнопахнущей массой захотелось тошнить. Сдерживая рвотные позывы и боясь потерять ещё не до конца усвоенный рис юноша попытался отказаться:
-- Но, тётушка Мэйхуй, это невозможно есть даже с рисом!
-- А давайте это сварим? -- предложил хромой японец Каёши, работавший батраком у Феньхуя. -- Я готов попробовать первым, -- в животе у него громко заурчало, он завидовал Хули, получившему миску риса.
-- Вари, не выкидывать же.
Каёши отфильтровал осадок из бочки через почти чистый носовой платок местной красавицы Хуйлань, который он всё-равно взялся постирать за один яо. Взяв немного полученной коричневой пасты и долив водой из ручья начал варить. Любопытная же Хуйлань пришла посмотреть на кулинарные потуги Каёши и увидела свой платок, измазанный в пахучей пасте. Сходу взяв высокую ноту, предназначенную для высказывания обиды и требования извинений с компенсациями, твёрдо уверенная, что теперь-то её яо будет точно сэкономлен, девушка принялась ругать незадачливого повара. Она орала, он слушал, он плохо понимал по-китайски: вроде слова те же, но смысла в них не было никакого. Что её так взбесило? Он лишь хотел ещё раз воспользоваться платком, чтобы процедить отвар, если вдруг понадобится. Пока они спорили, в котле кипело варево.
-- Смотри, Хуйлань, -- закричал вдруг Каёши, -- В котле что-то всплыло. Прямо как, когда варишь прокисшее молоко.
-- Но из молока так делают творог.
-- Это будет соевый творог. Назову его тофу 豆腐 (доуфу, гнилая фасоль). Только его надо как творог откинуть через ткань.
-- Ну, бери мой платок, всё-равно ты его испортил и я тебе не заплачу один яо.
Она подержала платок взгрустнув от вида испорченной тряпочки. Да, уже нельзя будет игриво хихикая высморкаться рядом с внуком старейшины Фухуа, чтобы привлечь его внимание.
Каёши понёс односельчанам ещё горячий тофу, но немного пасты спрятал в карман завернув в пальмовый лист.
-- Ммм... Вроде и ничего, вполне съедобно и совсем не пахнет, -- сказал Феньхуй.
-- Можно добавить ягод в отвар или сладкие корешки, -- предложила Мэйхуй.
-- Можно подсушить как сыр и потом добавлять в суп, -- нашла, что сказать Хуйлань и вечно хмурый взгляд Фухуа упёрся в неё.
Вечером того же дня Каёши достал из-под циновки высушенные водоросли, лежавшие у него там уже два года на чёрный день. Водоросли были из самой Японии или, как говорили местные 日本 (жибень) и Каёши их берёг больше даже как память о доме. Сложив костёр из щепок и сушёного коровьего навоза, он сварил суп из водорослей и начал думать о харакири, потому как местные девки ему не давали, они вообще никому не давали, так были воспитаны, жизнь Каёши была беспросветна и бесцельна: работа весь день, угол в сарае, короткий сон, миска похлёбки. Раздумьям о сепуку мешал только шарик в штанах. Это паста, из которой он сварил тофу. "Хуже уже не будет", подумал Каёши и кинул пасту в суп, "поем перед смертью". За такими мыслями, незаметно для себя он съел полный котелок и обжигая язык его облизал изнутри. "Это же может стать национальной японской едой", подумалось, "ведь пунктуальные и предусмотрительные японцы ни за что не догадались бы намочить бобы водой и поставить гнить". Он отложил старую тупую косу, которой хотел уже самоубиться, собрал свои немногочисленные вещи и утром отправился в путь на восток, на свой родной остров Кюсю, где впоследствии стал великим кулинаром и изобретателем мисо-супа. Он назвал это блюдо 味噌汁 (мисоширу). Так как своей письменности в Японии не было, он взял пару красивых китайских иероглифов 味噌 и сказал, что это "мисо". Китайцы же, привезя тофу на продажу в Японию узнали о вероломной краже уникального китайского продукта, который почему-то называют мисо-суп, но пишут 味增汤 (вейдзень тань, добавляющий вкус в суп). То есть не мисо, а вейдзень. "Ну, эти японцы всегда какую-то хрень пишут, ничерта не разобрать", плюнули в пыль китайские купцы, "да и водоросли их тиной пахнут, фу" и поехали домой.
В разные страны потом попадали китайский соевый соус, тофу и японский мисо, а в далёкой снежной России сушёный тофу и сваренный потом в воде, назвали спаржей. Ну, не видели там до этого спаржу.
мотцикл

Про Китай, лингвистику и географию.

2014-06-01 17.01.57Из беседы с одним учёным китайцем по имени Фен Тао я вынес следующие интересные моменты из области лингвистики и географии.

Китай. В китайском нет такого слова, местные называют его Жонгуо. Соответственно, Жон - китайский, Гуо - государство. Почему тогда Китай? Возможно это обрусевшее монгольское слово Хятад, то есть наши шли через Монголию и спросили местных:
-- Что там за горой-то?
-- Там, Хятад, аднака.
-- Ну, Китай так Китай, ладно. А столица у них есть?
-- Есть! Пекин, называется.
Так в русском языке появился Китай и Пекин.

Россия. Китайцы тоже не сидели на месте и решили двинуть на север, пошевелить медведя в берлоге, так сказать. Двинули они тоже же дорогой через Монголию. Переплыли речку, опа, а там суровые сибирские мужики и городок ими набитый. Мужики вышли, надавали тумаков за незаконный въезд с войсками и за потоптанный огород. Китайцы вернулись и спрашивают уже спокойных тихих монголов:
-- Это что там у вас на севере?
Монголы захотели показать собеседникам своё владение китайским и сказали.
-- Там Страна, Государствоооо!
Страна, как сказано было выше -- это Гуо. Но сказать это монголы были не в состоянии, то ли от передоза кумыса, то ли из-за особенностей органов звукоизвлечения или просто собираясь с духом, но произносили перед этим громко Ы. Ну, как бы, "что там? эээ, страна". Получалось ЫГуо. В китайском Ы смягчилось по дороге на юг до ё, ну как ё только без й, мягкое такое о. Но ы тоже сойдёт, понимают - проверял. Таким образом Россия по-китайский Ыгуо. А русский как человек ыжен (жен -- человек). Всё русское начинается на ы там. Например, авто российского производства будет ычёё (ё длинная в конце).

Чай. Как говорил учёный Фен Тао, русские пришли пешком или доступным в те времена наземным транспортом. Пришли, а там все заваривают листья с придорожных кустов и пью причмокивая.
-- Цыке, -- ткнули пальцем в чашку русские мужики и нахмурили брови выражая вопрос. Они знали, что слово типа "это", произведёт должное впечатление.
-- Ча, -- заулыбались осоловелые от жары китайцы.
-- Чё?
-- Нет, ча.
-- Ну, чай так чай, -- решили русские мужики и набили этой травой мешок из под портянок, чтобы потом исследовать зелье подробнее дома.
В это время примерно, всякие прочие иностранцы за окном в Европу, которые были, гребли вовсю в Китай на лодках. Но догребли только до Кантона, а там не по-китайски говорят совсем, а по кантонски. А на том языке напиток назывался уже "та" или "тэ". Вроде как "та". Ну и в Европу он поехал уже как тэ и ти итп итд.

2014-05-28 19.19.32Вьетнам. Когда-то давным давно вьетнамцы расселились вдоль берега Тихого океана от Сайгона до Шанхая. Китайцам это не понравилось. Места хорошие, море, пляжи... И там маленькие суровые люди, что не хотят делиться территорией. Ну и китайцы начали освободительную, конечно же, войну за прибрежные территории, заранее объявив их исконно китайскими.

Часть местных успела убежать за горы и оставив 300 вьетнамцев сторожить ущелье, больше и не надо было. Расселились по родственникам и знакомым. Граница была на замке легко отражая атаки китайской армии век за веком. Те же, кто остались слегка китаизировались, то есть приняли китайскую культуру итп. Но язык так просто не изменить. Там из протовьетнамского получились кантонский и собственно вьетнамский, а люди в общем-то одного племени они. О-как.
мотцикл

Мы глазами китайцев.

2014-06-04 21.17.42Расспрашивал местных в Китае как мы, русские им кажемся. В Шеньжене мало русских, общего представления нет, но не совместных посиделках с участием Alex August и других какое-то впечатлением составить, наверное, удалось.

Мы все на одно лицо. В смысле мужики. Точнее, на два лица: с бородой и без. Если без бороды, то есть шанс как-то быть узнанным. С бородой - никаких. Меня отличали от других бородатых по очкам (есть/нет), по размеру (большой/ очень большой) и по труселям (написано Gul).

Русская речь для китайцев очень прикольно звучит. Высота звука в китайском очень важна и они её слышат. Мы нет. Для нас китайская речь выглядит рваной и дёрганой. Наша для них "плавными волнами". Переспрашивал несколько раз, чтобы точно узнать. Но говорят, что тон в речи меняется ровнынми волнами и это как музыка типа, красиво звучит.

2014-06-01 20.50.30Китайцы легко отличают русских от нерусских если и те и другие говорят по-английски. Все англоговорящие спикают на инглише на октаву выше нас. Или на две. Шучу. По мнению китайцев, мы говорим по-английски сильно ниже тоном, чем другие люди. Вообще русские говорят на более низких частотах в массе, богатым обертонами грудным этаким звуком. Гудим мы. Другие не гудят, а пищат скрипуче и визгляво. Китайцы в восторге от русских женских голосов особенно.
мотцикл

Как попить чаю в Китае

2014-06-07 12.45.10Как я уже писал раньше, попить чаю в Шеньжене - это проблема. У местных нет традиции пить чай на улице или в заведении каком-то. В кафешках молодёжь потягивает модный импортный напиток - кофе, а чаем же обычно моют посуду при подаче её на стол. Традиция же в том, а китайцы любят традиции, чтобы пить чай дома в кругу семьи.
В последнюю субботу я чувствовал себя довольно паршиво и отлежавшись в гостинице решил как раз попить чайку. Организм попросил. С телом я не спорю, ему лучше знать. Пошёл искать чайную, а нету! По дороге встретил Фен Тао, он помог с выбором байдзю, я ему отдал литру егермейстера на долгие зимние вечера и стакан странного напитка из чая с мороженым и льдом, который мне выдали в кондитерской лавке на просьбу "горячий чай". Видимо ударение в слове "горячий" было неудачным или я неудачно кивнул на пару десятков слов в ответ. Короче, моя ангина пить это отказалась наотрез.
- Где здесь можно попить чайку? - спрашиваю я.
- Нигде, - говорит Фен Тао, - у нас так не принято. Конечно, наливают всегда к любой еде какой-нибудь чай. Ты есть хочешь?
- Нет, есть точно не хочу. Давай поищем чайную?
Мы походили по окрестностям, вокруг было много кофе и не было ни одного предложения чаю. Зато неподалёку показался чайный рынок.
- Пошли на рынок, там можно чаю попить, - говорит.
- Ну, это ж магазин. Что мы припрёмся, нас там будут поить чаем час, а мы скажем сиси (спасибо) и отвалим?
- Конечно. Не парься. Есть другие варианты?
- Нет, пошли.
Мы зашли в здание рынка, Фен Тао безошибочно выбрал лавочку на отшибе с девчонкой посимпатичнее и мы уселись за стол. Я сказал, что просто хочу чаю и именно попить. Девочка ответила, что ладно, пейте, не жалко. Я ткнул пальцем в плошку с чаем, что мне приглянулся, и мы приступили к чаепитию.

Выяснилось в х2014-06-07 13.38.42оде беседы, что девушке 19 лет, она приехала из провинции, в лавку её по блату и знакомству сунули родственники.
- Может ну её, эту лавку? - говорю, - мир велик, ты молода, надо поездить, посмотреть.
- Нет, я никуда не поеду!
- Почему?
- Нет денег.
- Это не проблема, было бы желание. Не обязательно лететь на самолёте бизнес-классом на другой конец земли сразу.
- Нет, я отправляю половину зарплаты домой и ещё часть откладываю на оплату учёбы младшего брата. Дома с деньгами плохо, работы нет. Семья вложилась в отправку меня в Шеньжень.
- И давно так?
- Уже год.
- Ну а вообще, неужели не интересно мир посмотреть?
- Нет. Вот мой мир, -- обводит рукой лавку.
- То есть?
- Ну, я не выхожу из лавки. Я здесь живу. Я два раза выходила на площадь у рынка за год. Здесь всё есть, это вот и есть мой мир. Мне другого не надо.
- Не однообразно ли?
- Нет, что ты. Ко мне приходят разные люди, пьют чай, рассказывают истории. Все такие разные. Если ничего не купят - не страшно. Интересно же.
- Так, а продавать жа надо ведь?
- У меня фиксированная зарплата, не зависит от оборота.
- Вот это круто, а то в других лавках на меня прямо бросались продавцы. Это пугает и я там не задерживался.
2014-06-07 12.44.54Я подумал, может и правда, люди же разные, может ей и хватает мира-лавки и не хочется ничего другого? И даже выйти на улицу. Мне странно, но, чужая душа - потёмки. Так значит тоже бывает. Фен Тао говорит, что так большинство китайцев живёт. В отличие от прибалтов, например, рождающихся со знанием английского и мечтой о бегстве из страны куда подальше, китайцы, получается, действительно не отягощены своей изоляцией. Они изолировались на много уровней ещё и сами. О-как. Я знал, что китайцы устроены иначе, но что настолько...
И да, буду если ещё в Китае, обязательно сгоняю в Сычуань, это провинция в центральном Китае. Там есть чайные домики из бамбука и традиция пить чай на улице. Ну и надо посетить родину сычуаньской кухни.