Sergei Keler (nw_wind) wrote,
Sergei Keler
nw_wind

Ломаная Келера. Интервью.

Ломаная Келера

Программист, путешественник, серфер – Сергей Келер говорит, что не умеет жить в одной плоскости. Перебрав за последние годы множество профессий, он до сих в поиске. Об этом,  а также о более-менее постоянных пристрастия Сергея мы и поговорили с ним за чашечкой какао.

- У вас харизматичная фамилия. Немецкая, насколько я понимаю?

- Фамилия немецкая, да. А примечтальна она тем, что содержит ошибку. У пра-прародителей была фамилия Кёлер. От слова «köhl», что значит «уголь». Наверное, в одной из переписи какой-нибудь неграмотный переписчик попался, вот и стали мы Келерами. 

- Так ваши предки из Германии?

- Из Восточной Пруссии. Мой пра-пра-прадедушка приехал сюда что-то строить в царские времена. Потом родились дети, которые заразились идеей революции и остались.

- Сами в Питере родились?

- Да, родился в Питере и всю жизнь здесь прожил. Но сейчас я областной человек. Живу в Ленобласти – мне там больше нравится. Там снег зимой белый. 

- Понимаю…А что насчет питерского снобизма по отношению к приезжим? Как человек, который здесь родился, скажите – это миф?

- Не знаю. Снобов я в Питере не встречал. Самые большие снобы, с которыми я сталкивался, – это  баски. Небольшая такая народность, живущая между Францией и Испанией. Я как раз ездил в сентябре этого года в Испанию и заглянул к ним. Так вот когда я рассказывал местным, что приехал из Санкт-Петербурга, они все реагировали приблизительно так: «Что там ваш Петербург, вот у нас в Бильбао! Вот там есть, что посмотреть!» Они там все фанфароны – хвастуны по-нашему. И это, кстати, баскское слово. 

- Так вы все-таки съездили в Бильбао?

- А как же! Это небольшая такая деревушка. Не то чтобы много чего можно посмотреть, но волна хорошая. Я там впервые на доску встал. Тоже отдельная история. В общем, я уже неделю в Испании, неплохо болтаю на их языке. Решил учиться серфингу в школе, нашел одну, прихожу, спрашиваю «Кто у вас тут главный?» - «Ну я главный». Смотрю, такой бодренький мужичок, прям как я. Зовут его Горка, то есть, если с баскского переводить, - Хорхе. Он же Георгий, он же Жора. И что происходит? Он видит во мне иностранца, быстро переходит на английский и пытается впарить мне час обучения серфингу за 40 евро. А я ему: «Тормозни, Горка. Я с тобой на каком языке разговариваю? На испанском! Зачем ты со мной на каком-то новом, непонятном для меня языке говоришь? Посмотри на мое честное загорелое лицо! Я ведь свой». Ну и учился я в итоге в два раза дешевле с местной молодежью. Кстати, поехал на доске почти сразу, минут 15 побарахтался и поехал стоя. Это кайф!

- А почему вы стали испанский учить? 

- Я вообще до этого язык никакой не учил. Нет, вру, в школе учил русский. И немного английский, но я его никогда не знал. Жизнь потом заставила, пришлось разговаривать. Где у меня богатая лексика, так это в химии или, скажем, металлургии. А как я стал испанский изучать? Просто однажды работал в компании, которая после ребрендинга объявила конкурс на самую лучшую идею. Призом была поездка в Швейцарию и обучение там в Лозанне. Ради принципа решил поучаствовать, нагенерил стопицот идей и выиграл. Не главный, но приз. Но чтобы поехать, нужно было сдать экзамен по английскому  языку. Так я попал в школу «Лексика», только пошел там на испанский – он мне больше понравился. Потом уже я понял, что не зря. Мир велик, не ограничивается нашими унылыми болотами. И полмира разговаривает именно по-испански! 

- Не хотели бы связать свою жизнь с испанским?

- Все может быть. А вообще я чем только не занимался в жизни! У меня две трудовые книжки, потому что в одну все не поместилось. Был конструктором, программистом, редактором на радио, на телевидении работал. Менял свое направление деятельности много раз. Не на 180 градусов, конечно, потому что это уже регресс, но на 90 - точно. И все это в совершенно разных плоскостях. 

- Можно ввести термин — кривая Келера.

- Нет, я бы сказал, скорее ломаная Келера. Так точнее будет.

- А в детстве кем вы мечтали стать? 

- Мое детство пришлось на 70-е годы. Тогда все хотели быть космонавтами. Я не был исключением. Но вообще на мою будущую профессию повлияло то, что я всегда находился рядом с компьютерами. Когда они были такими большими, что занимали чуть ли не целую комнату, я ребенком гулял внутри одного из них. Это был транзисторный «Минск-22». Там не было еще ни ламп, ни микросхем.

- А какие люди повлияли на вас больше всего? Ну кроме Юрия Гагарина. Может, какие-нибудь знаменитости?

- Мне как-то не пришлось встречаться со знаменитостями. Был знаком только с Борисом Гребенщиковым, и то, когда его никто не знал еще. Но я бы не назвал это какой-то ключевой встречей в моей жизни. Побухали в рок-клубе, вывалились никакие, сели в такси, куда-то поехали. Гребенщиков лежал у нас на коленях, потому что нас и так уже было двое в машине, и кричал, что он не пассажир, а мешок, и поэтому платить не будет. 

- Что в ближайшее время хочется осуществить? Какие планы? Мечты?

- Я был пока только в Испании, хочу поехать в Южную Америку на годик-два. Люблю длительные путешествия. Сначала какое-то время отходишь от работы. Это акклиматизация. Потом немного отдыха и тоска по возврату. И вот это время, когда уже перестал хвататься за телефон, но еще не начал хвататься за сердце, - это и есть настоящий отдых. За неделю-две такое нельзя пережить. Нужен хотя бы месяц. А где месяц, там и два, а там и год.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments